Бенедиктов Кирилл. Эль Корасон. – Если. – 2006. – № 6

 «У вас Гоголи-то как грибы растут...»
 В. Белинский.

Честно говоря, я взял в руки журнал, чтобы перечитать повесть С. Синякина «Странствующие гости табора». Благоуханная, знаете ли, проза. Но тут обнаружил Бенедиктова.

«У критиков Бенедиктов завоевал репутацию одного из самых ярких представителей «новой волны» отечественной фантастики, его повести и рассказы — частые гости в антологиях и журналах» (из «personalia» в этом же номере журнала). Добавить к сему «Бронзовую улитку», «Бронзовый Роскон», «Странник» и «Еврокон-2004» (сведения оттуда же)... В общем, я предвкушал наслаждение немеренное.

Каково же было мое разочарование...

Когда в «Войне и мире» приснопамятного Бондарчука-отца я увидел на дальнем плане троллейбус — это было списано на небрежность оператора. Но когда в «Миссии в Кабуле» (старый фильм, так что напомню: действие там происходит в 20-х годах) главный злодей ездил на «ягуаре» 50-х годов — это на небрежность не спишешь. Фильм я до конца не досмотрел.

Повесть Бенедиктова я дочитал. Да, дочитал, несмотря на вполне предсказуемый сюжет, небрежности стиля и даже отсутствие «щепотки альтернативной истории» (цитирую тот же номер). Надо же было понять, чем так прельстил автор жюри многочисленных конов...

Так и не понял.

А теперь о троллейбусе и «ягуаре».

«На левом бедре висел кольт сорок пятого калибра, на правом — тяжелый маузер, трофей Великой войны. Во время бойни на Мазурских болотах офицер кайзеровской армии Людвиг фон Ратценау, размахивая этим самым маузером, лихо спрыгнул в обороняемый восемнадцатилетним юнкером Анненковым окоп».

Ну, ладно, некая «звездочка» (быстро, впрочем, погасшая) нашей «новой волны» (женского пола, со знаменитой по Гражданской войне фамилией) могла не знать, что чины дворянам с малолетства не шли аж с указа Екатерины Великой «О вольности дворянской» (у авторессы они шли еще в начале ХХ века). Но уж лауреат четырех премий должен соображать, что Николай Кровавый был не столь кровавым, чтобы посылать на фронт юнкеров... Даже Иосиф Виссарионович воспользовался этим лишь единожды — в битве под Москвой...

А уж о том, что «тяжелый маузер» не состоял на вооружении германской армии, и немцы были рады-радешеньки, когда в 1918 году их все оптом, наклепанные, закупили большевики — это же общее место! Так что не мог Анненков взять сей трофей в рукопашном бою. Никак не мог.

«Судя по обилию почтовых штемпелей, письмо было написано давно и упорно гналось вслед за капитаном по всему свету». Ну, это впечатление от детских стихов Маршака. Но под сорок-то лет пора об этом и забыть...

Далее... «Дон Витторио послал к строптивому русскому четверых. Все они считались хорошими стрелками и убежденными трезвенниками. Капитан Анненков был одинок и пьян. Спасла его только привычка носить пистолеты в расстегнутых кобурах».

Вроде все в порядке. Если бы сие происходило в банановой республике. Но по тексту-то получается, что — в Новом Орлеане, да еще в разгар свирепствования сухого закона... Представляете, идет по столице штата русский эмигрант, пьяный и с расстегнутыми кобурами двух пистолетов (пардон, второй — револьвер)...

Кроме того, Бенедиктов считает, что Южная Америка — крупный производитель хлопка, а также не видит разницы между консульской и посольской службой (уж извините, цитатами подтверждать не буду).

Соль повести — в некоем камне, оставшемся от инков.

После прочтения мне почему-то вспомнился шуточный дневник гр. А. К. Толстого и братьев Жемчужниковых. Один из сюжетов оттуда — как некий цирюльник по имени Георг Вашингтон подстриг Великого Инку, за что получил от него некое сокровище и с помощью его стал президентом Северо-Американских Соединенных Штатов. А звать его стали Вашингтон Ирвинг, что означало «Инке Резал Волосы Иностранный Негоциант Георгий».

Нехорошо воровать чужие сюжеты...

Ю. Астров, №37 (№4 2007)

Joomlart

Сейчас на сайте

Сейчас 8 гостей онлайн

Статистика

Пользователи : 3
Статьи : 306
Просмотры материалов : 484143