Бова, Бен. Венера / пер. с англ. С. Фроленок. – М.: АСТ, 2003. – 376 с. –(Координаты чудес: современная фантастика).

Невооружённым глазом заметно, как поубавилось в последние годы число книг, которые можно отнести к научной фантастике. Да и издатели уже начали путаться, что такое SF, – к примеру, мистический роман Силверберга «Книга Черепов», трактующий экзистенциальные проблемы жизни, смерти и бессмертия с точки зрения американских студентов, опубликован «Террой» с уверенным подзаголовком «Научно-фантастический роман».

Science fiction пала жертвой кризиса научного мышления и недоверия к прогрессу. Её сменила периодически возникающая вот уже пару сотен лет литература кристально чистой фантастики. Перехлестнув в начале 90-х годов через развалины «железного занавеса», цунами англоязычной фантастики, не обременённой научными объяснениями, захлестнуло слабо пробивавшиеся в советской резервации ростки собственной фэнтези и научную фантастику развитого соцреализма. Волна схлынула, русская фэнтези процвела и заколосилась, а вот «твёрдая», научная фантастика так и не оправилась, и никакие призывы, раздающиеся со страниц «Если» и обременяющие писателей реальной ответственностью за будущее страны, пока не помогают. Следующая волна интереса к науке в фантастике снова придёт с Запада и снова запоздает… А так хочется и равновесия, и разнообразия!

Поэтому я так порадовалась книге Бена Бовы «Венера», которая своей аннотацией и названием обещала твердую science fiction. Конечно, не Гиперион с Эндимионом и не вселенная Форкосиганов, но автор – редактор «Analog»… И действительно, с начала дело пошло очень завлекательно: начальная сцена пресыщенного, пышного, декадентского празднества жестокосердного миллиардера была исполнена в духе барочных «...Спирали из полудрагоценных камней» С. Дилэни или романов о «конце времён» М. Муркока. Во всяком случае, мир был богат и слегка странен, а герой-рассказчик вызывал интерес и отвращение или сочувствие – по выбору читателя.

Дальше барокко с космическим уклоном стремительно покатилось в «Страну Багровых туч». Повеяло целеустремлённостью первопроходцев, героическим самоотвержением, высокой Целью. Не менее мучительной, чем цель экипажа «Хиуса»: герой должен спуститься на почву Венеры, чтобы вернуть на Землю останки своего брата, погибшего при прохождении громокипящей атмосферы Утренней Звезды, короче, пожертвовать своей единственной жизнью ради сухих костей.

Я проверила дату первой публикации: всё в порядке, 2000 год, да и в тексте встречаются сегодняшние реалии: скажем, покойный брат отправился в свое сумасшедшее путешествие на Венеру, чтобы на месте собрать материалы о том, какой может стать Земля в результате глобального потепления, и на этом основании убедить землян не гадить в родное гнездо (ничего себе, разумная аргументация для завязки романа! а издали, телеметрически, нельзя было посмотреть? или земляне больше доверяют словам очевидца, чем собственным глазам? или людей можно в чём-то убедить словами и голыми фактами, «пока гром не грянет»? или... Да вы и сами зададите массу наивных вопросов сочинителю такой фабулы!).

Поэтому самоотвержение героя обставляется соответствующими обстоятельствами, внутренними и привходящими: папаша-миллиардер грубо шантажирует сына, сам герой страстно любит брата и всю дорогу вспоминает о своих братских чувствах, вдобавок провоцируется здоровая американская конкуренция с расталкиванием локтями всякой мелюзги. Одна мелочь не сталкивается с пути: злобный капитан из пояса астероидов, ловец комет, «космическая крыса», одушевляется не только солидной денежной наградой за тело погибшего, но и личной местью миллиардеру. За местью, естественно, cherchez la femme, т.к. бывшая жена капитана ушла к миллиардеру и стала матерью главного героя романа.

Герой героически и стремительно летит уже в бурную атмосферу Венеры, терпит кораблекрушение, его подбирает на борт конкурент, и ранние Стругацкие куда-то тихо улетучиваются вместе с газом из пробитого баллона венерианского дирижабля. Меня же всё не оставляет впечатление, что сюжет идёт какой-то очень знакомой тропой. Ещё бы не знакомой! К середине романа совершенно чётко оформляется тройственная расстановка сил: пришлый на борт корабля слабак-интеллигент (то бишь герой-рассказчик по имени Ван Хамфрис) – против вульгарного и звероподобного, но интеллектуально равного капитана – против экипажа «Люцифера» из неуправляемых дикарей, пришедших из тайных глубин Азии (проще, монголов). Неотразимая красотка, в соответствии с новой эпохой удвоенная путём клонирования, и смертельная болезнь капитана добавляют узнаваемости сюжету. Вы ещё не вспомнили? «Морской волк» Джека Лондона, точно перенесённый с Тихого океана в венерианскую атмосферу!

Мне, конечно, понятно, что американцы читают мало; как пишет Гарднер Дозуа, американские фэны даже не знают собственную классическую фантастику; но зачем рядить в научную фантастику – и разбрасывать щедрые намёки на исходный текст – самый, наверное, известный из романов хорошо известного писателя? И потом нести текст и героев последовательно по всем ухабам собственного сочинения и заимствованным из прототипов (потому что «Морской волк» сам по себе – очень творческая переделка «Моби Дика» Г. Мелвилла).

Я старомодна и от science fiction по привычке жду чего-то непривычного, оригинального, непредсказуемого, приключений разума, а не тела, так же, как от fantasy – авторской переработки древних сюжетов. Это «правила игры», «хороший тон» для текстов среднего уровня, к которой и должна относиться «Венера» – между шедеврами, которые сами себе правила, и графоманией. Так что жёстко запрограммированный сюжет романа Бовы тут же потерял для меня интерес. Даже аккуратно выписанный космический антураж и все эти вулканические пейзажи Венеры утратили привлекательность, ведь мы близко знакомы с нею уже без мало полсотни лет. Интриги в книге остаётся столько же, сколько ужаса в имени зловещего противника главного героя: капитан Фукс.

Если бы Бова ограничился только перелицовкой Дж. Лондона на космический лад, я бы его простила – деньги нужны, лень обуяла, сроки поджимают и проч., но он пошёл на смелые добавления в высокохудожественном духе индийского кино. Как вы думаете, кем оказался к финалу главный враг рассказчика, этот насквозь брутальный супермен Фукс, драматически кончающийся в шаге от приза? Правильно думаете, Фрейд бы вами гордился: конечно, родным папой героя-калеки. Утирайте слёзы и прочие жидкости.

Так для чего же гоняли на Венеру героя-инвалида и мучили читателей приступами deja vu? Чтобы в полном соответствии с законами жанра изречь следующую глубокую научную и художественно выстраданную фантастическую мысль: «Парниковый эффект Венеры не имеет ничего общего с тем, что творится у нас на Земле!» (цитата!).

Традиционный happy end воскрешает даже погибшего брата: из обугленных костей, доставленных с Венеры, нельзя достать ДНК, но можно воспользоваться прятавшимся в кустах до последней точки генетическим банком... и закрутить продолжение?! Я не удивлюсь. Но в руки не возьму!

Г. Смиренская, №34

Joomlart

Сейчас на сайте

Сейчас 13 гостей онлайн

Статистика

Пользователи : 3
Статьи : 306
Просмотры материалов : 484166