Белянин Андрей «Отстрел невест» М.: «Армада»: «Издательство Альфа-книга», 2004.

 

Оговорюсь сразу, что ни к миру, ни к себе, ни даже к автору негативных мыслей и чувств не испытываю! Однозначно. А если и проявятся сарказм, ирония или более сильные эмоции, то лишь оттого, что за язык русский обидно. А юмор очень люблю! Иначе бы не стал тратить время на разбор полетов творческой мысли нашего земляка Андрея Белянина.

Начнем сразу со страницы 7-ой: «А тот здоровяк, что на воротах стоял, это Дмитрий Лобов. Он при отделении… ну на все руки! И вышибала, и филер, и связной, и дворник, и охранник…».Филер – это тайный наушник. И если он известен в маленьком городке Лукошкине как вышибала, связной и охранник, то вряд ли сможет выполнять свои функции как филер!

Такая вот поправочка к сказочно-лубочному миру Лукошкина.

На той же седьмой странице явная несуразица: только что автор говорил, что Дмитрий Лобов - мастер на все руки… и тут же заявляет, что у него «маленький недостаток – когда мозги раздавали, Митя в очереди последним стоял».Похоже, что в погоне за красным словцом автор закрывает глаза на то, что писал буквально пять секунд назад!

Недогляд и на 9-ой странице: «Чего ж за-ради десяток здоровых мужиков по льду гольному топотней бегают да клюками гнутыми по чурбачонку безвинному бьют». Начнем хотя бы с того, что в хоккей играют 12 игроков, а не 10 (помните - «великолепная пятерка и вратарь!»). Кроме того, в Лукошкине процветает именно канадский хоккей с шайбой, а в него играют не гнутыми клюшками! Такие клюшки лишь в русском хоккее с мячом! На станице 12-ой еще более серьезный прокол: «Вот так, …проходил первый в Лукошкине хоккейный чемпионат на Кубок царя Гороха!». Чемпионат на кубок проходить не может, ибо это два различных вида соревнований. Поэтому либо Кубок, либо чемпионат. Автор смешал два несовместимых понятия и вышел спортивно-лингвистический казус.

С 12 по 13 страницу главный герой едет на санях к царю Гороху. Поэтому: «… полозья скрипели по снегу, возница покрикивал на кобылу…». И почти тут же: «До царского терема докатили быстро. Зима, дороги обледенели, если лошадь хорошо подкована, сани просто летят стрелой». Так снег скрипел или все же дороги обледенели? И еще: пускать стрелой лошадь по обледеневшей дороге… даже если она хорошо подкована… дурних нема!

На странице 13-ой: «А у Гороховских ворот творилось натуральное дорожно-транспортное происшествие в международных масштабах… Чью-то карету на полозьях развернуло боком, проход перегородило намертво». Начнем с того, что дорожно-транспортное происшествие твориться не может! Оно происходит. Как-то уж совсем не по-русски, не находите?

Та же многострадальная 13-я страница: «Невесты прибывали косяком! И все с эскортом, парадным поездом, с прислугой, охраной, полевой кухней и прочими причиндалами». Впервые слышу, чтобы принцесс сопровождала армейская полевая кухня! То-то они все приехали бледненькие, - видать, солдатская кирза доконала в дороге!

Надо же соображать, что пишешь. Хоть иногда. Даже если пишешь фэнтези.

На той же 14-ой странице читаем: «Я уже поднимался на второй этаж по лестнице, когда меня перехватил думский дьяк Филимон». Нелепо смотрится слово этаж, когда речь идет о царском тереме! Терем случайно не высотный был, а то бы и на лифте закатиться к царю можно, в чем проблемы-то?

Страница 15-я: «- Заявление в милицию твою имею, - быстро заявил дьяк.

- Фискальный донос?». И тут же: «Прошение нижайшее имею…».Так заявление или прошение? Разные вещи, однако!

На 20-ой странице вновь спортивные чудеса: «Мне через неделю торжественно вручать победителям первых городских соревнований традиционный кубок, а он тю-тю!». Соревнования первые, поэтому кубок не может быть традиционным! Это во-первых. А во-вторых, только что это был чемпионат, он же еще и кубок царя Гороха, теперь это городские соревнования?

Совершенно классная вещь описана на странице 28-ой: «Паренек вошел по частям, то есть сначала появилась голова… потом плечи и руки, ноги вошли последними. …козырнул и выкатил грудь, ожидая начальственных указаний». Один только паренек, который «вошел по частям», произвел на меня неизгладимое впечатление! Но после того как ноги вошли последними, я уже не знал, то ли я читаю очень плохой перевод с иностранного языка на русский, то ли это строчки из серии творчества душевно больных.

Или это такой юмор и здесь надо смеяться? Я смеялся. Но уж очень обидно за язык русский.

После солидной паузы в полсотни страниц вновь появляется свежий ляп (стр.87): «Все верно, в этих случаях она (Баба Яга) ловит на лету, - значит, мыслит параллельно». А я вот, думая перпендикулярно и даже по касательной, и даже зная, что в геометрии Лобачевского параллельные пересекаются, все равно не смог постигнуть глубину авторской мысли в Эвклидовой проекции!

На странице 92-ой: «…юродивый Гришенька, сидящий в сугробе, а потому одетый по-зимнему: в ту же знаменательную драную рубаху, косой платочек на голове, удвоенные вериги и… новехонькие шерстяные носки с узорчиками».

Я уже не удивляюсь, что у Белянина рубаха может быть знаменательной – это в порядке вещей. Но то, что вериги попали в список одежды – это даже для него перебор! И не просто вериги, а удвоенные – типа «два в одном»!

До сих пор никак для себя не решу вопрос: то ли Белянин новатор по части использования необычных определений и словосочетаний, то ли сует их по-русски, наобум, в надежде на «авось»? Смотрите сами (стр.95): «Яга в тот вечер была необыкновенно суетлива, постоянно что-то шумно роняла и вообще встретила меня несколько отсутствующе». Меня смущает сочетание встретить отсутствующе. Эти слова, на мой отсутствующий взгляд, взаимоисключают друг друга!

Вроде бы не самые серьезные несоответствия, но все равно режет слух (стр.100): «…из сеней вывалился молодой, не слишком трезвый запорожец. Двое наших стрельцов поддерживали его под белы рученьки, а хлопец, приплясывая, честно пытался доложить…».Если хлопец так наклюкался, что вывалился из сеней и его даже поддерживали под руки стрельцы, то как же он умудрялся еще и приплясывать (поддерживаемый)?

Не реалистическое описание, а какое-то надуманное.

На странице 101-й узнаем, что: «Обычно Митяй от нее только подзатыльники взахлеб огребал…».Ну не говорят и не пишут так по-русски! Стиль, за который автора наперебой нахваливают армадовские ангажированные критики, состоит из набивших оскомину стереотипов и обильно натыканных куда попало определений совершенно несуразного свойства.

Добрый юмор? Любовь к родине? Простецкий говорок, неуклюжий язык, бледные, а зачастую совершенно неуместные сравнения, дешевый комизм – это не юмор. А штампованные и дежурные, чуть ли не лозунговые восклицания «за Родину» не убеждают в любви к ней, а, скорее, напротив. И, право, стыдно делается за тех, кто пытается хвалить прозу автора книги. Развлекаловка ни о чем? Потому и любима читателями?.. Я думаю, что надо быть очень невзыскательным читателем или очень неграмотным, чтобы бездумно поглощать чтиво подобного рода и не замечать откровенной бессмыслицы и несуразицы, которыми напичкан роман.

За примерами далеко ходить не надо. Страница 107-я: «…что они чего-то недоморгали ни за понюх табаку!».Перевожу с белянинского на язык человеческий: чего-то они недосмотрели ни за что! Читая произведения уважаемого Андрея Олеговича, у меня частенько возникает ощущение, что я чего-то недоморгал.

А вот пример неадекватного обращения подданного к своему государю (с.108-я): «…а вы, гражданин (Это к царю-то!), все же вылезайте, простудитесь на холодном полу…».Или это такой юмор и это должно быть ужасно смешно, когда величество называют гражданином?

На странице 116-ой узнаем, что гурьевская каша подается в горшке: «…стоял еще теплый горшок с гурьевской кашей». Не поленитесь, загляните в популярную «Книгу о вкусной и здоровой пище», практически и почитайте о гурьевской каше. И вы поймете, что автор действительно «сделал вам смешно». Только объект смеха станет другим…

На той же 116-ой странице вас ждет прекрасное развлечение: «Если бы не его извечная борьба за качество кислой капусты, слабость к женскому полу и зеленому змию… С другой стороны, все те же качества у того же Джеймса Бонда мы, например, только приветствуем». А что, Джеймс Бонд тоже был озабочен качеством кислой капусты?..

Страница 117-я: «Да, опять петух снился. Бледный какой-то, нахохлившийся…».Видимо, петух был не только изгнан в сарай, но и ощипан! Иначе как бы разглядел лейтенант Ивашов эту бледность сквозь перья?

С.138-я: «…дикий визг (просто какой-то ультразвук на пике неожиданности!) заставил меня отшатнуть от царских ворот…».Ну вот, опять кто-то кричит ультразвуком, а мент этот ультразвук слышит! Супермент с суперслухом!

Страница 217-я: «Третий, самый молодой, стоял, как пост ГАИ, неспешно ковыряя в носу». Без комментариев.

Страница 227-я: «А вот взгляд был… какой-то чрезмерно спокойный, что ли? Знаете, как у утопленника». Конечно, знаем! У утопленника совсем нет никакого взгляда и спокойного тоже нет, он, знаете ли, игривых взглядов по сторонам уже не бросает… И ушами не шевелит, и мозгами тоже… В отличие от живых, которым надо хоть изредка шевелить мозговыми извилинами, особенно когда пишешь книжки для молодого поколения.

Страница 257-я открывает нам глаза на особую взрывоопасность магии: «Магия, как всем известно, штука взрывоопасная, и любая неточность рецептуры может запросто оставить от терема лунный кратер». От терема не может остаться лунный кратер! А вот на месте терема – да, вполне возможно.

На странице 258-й говорится о ноу-хау в области военной техники: «Словно кто-то резко включил два прожектора направленного ночного видения». Прожектор – он же прибор ночного видения, и все это в одном флаконе!

Страница 266-я открывает новые взгляды на дипломатическую неприкосновенность: «Нет, надо найти способ взять Бора (австрийского дипломата при дворе царя Гороха. – прим. автора статьи) с поличным, до этого он для нас неприкасаем…».Интересная логика. То есть сейчас пока на дипломата распространяется дипломатический иммунитет, а вот попадется, и все – нету никакого иммунитета! Бей, вяжи да сажай в поруб! Неча церемониться – иммунитет кончился…

Страница 272-я: «…луна старается изо всех сил, и звезд – хоть горстями рви!». Звезды какие-то на небе особенные, обычные звезды собирают, а эти еще и рвать приходится! Ну не звезды, а какие-то ромашки-лютики…

Страница 299-я и новое открытие: «Корону хоть с собой захватили? – А как же! – государь сбегал обратно и вернулся, заботливо обтирая головной убор рукавом». Корона не головной убор, а символ царской власти! Шутки шутками, но вещи необходимо называть своими именами.

Есть такая болезнь – склероз называется. Вот пример того склероза на страницах 300 и 307-й: «Не считая умения летать под облаками, прыгать через крепостные стены – лошадь вполне заурядная». И далее: «Лошадь абсолютно белая, без единого серого пятнышка, вся из себя крепенькая такая, грива и хвост скорее каштановые, чем бурые, глаза лиловые, большущие, с ресницами по пять сантиметров». Это называется вполне заурядная лошадь? Да еще летает и всякие чудеса творит, ежели в одно ухо ее пролезешь…Похоже, что издательская пунктуация подшутила над авторским текстом на стр. 322-й: «…его лицо: очень тонкие губы, неприятно змеящиеся в разговоре острые глаза…».

Такие вот острые, как лезвия Gillette, глаза, да еще змеящиеся в разговоре – ну прямо монстр какой-то, а не человек! А еще редактуры и корректуры для того, чтобы смеющиеся губы читателя не наползали на змеящиеся от острого негодования глаза. 1

А.Лебедев (Астрахань), №26

Примечание: Признаться, я всегда считала что предмет критической статьи – это повороты сюжета, характеры героев, основная мысль произведения, ну, и язык, конечно. Язык, которым всё изложено. То, что Белянин пишет свои творенья смесью «французского с нижегородским» ни для кого не секрет. Столкнуть средневековые реалии и нынешний сленг – его стиль, его фишка, его прикол. И все справедливые замечания В.Лебедева следует скорее адресовать редакторскому отделу издательства «Армада». Разве не их обязанность – вычищать ляпы коммерческих авторов?

Заруднева Ю.

Joomlart

Сейчас на сайте

Сейчас 4 гостей онлайн

Статистика

Пользователи : 3
Статьи : 306
Просмотры материалов : 483958