Булыга Сергей "Черная сага" - М.: «Вече», серия "Магические письмена", 2002.

 

Право слово, всем книга хороша - и переплет лощеный, и картинка на обложке яркая и с правильной анатомией (правда, орущую принцессочку я уже видела на "Королевской крови" Д. Трускиновской), и толстая (почти 500 стр. фэнтези...)!

Ежели кому интересно литературно-критическое определение - жанр "славянская фэнтези". И этим многое сказано. Слегка замаскированные Игорь (Айгаслав) и его воспитатель Вещий Олег (Хальдер), чей "щит на вратах Цареграда" (Наиполя, столицы Руммалии), традиционно коварные византийцы - автократор Цемиссий, посол Полиевкт, распутная императрица Теодора, брутальный архистратиг, норманны (йонсы) - варвары, но благородные союзники...

Викинг Хальдер спасает (точнее, видимо, воскрешает) после мятежа малолетнего сына ярла и благородно правит от его имени в Ярлграде, ярл мучается неясностью своего происхождения - то ли княжич, то ли смердич - и остро нуждается в психиатре на протяжении всего романа. Потом Регент умирает от яда и коварства руммалийцев, разгорается мятеж против молодого ярла (самая бледная и непоследовательная фигура - то трус, то подлец, то герой, причем внезапно и без мотивации), тот бежит на север: его позвал к себе в чертог Одина (Винна) мертвый Регент. Попутно происходят приключения в пути, конфликты с норманнами, местными и норманнскими богами, заговоры в Византии, смена власти и богов в Ярлграде... Магическая составляющая вертится вокруг божественных чудес и Источника (исполняющего желания - это вам ничего не напоминает?), скрытого в дебрях древлянских лесов.

Упущенных возможностей и неразвитых сюжетных ходов и мотивов столько же, сколько развешанных петелек, чтобы привязать новые тома - приквелы и сиквелы.

Одно плохо - у автора напряженные отношения с великим и могучим русским языком.

Читая этот труд, как-то позабываешь, что он (язык т.е.) - "великий и могучий". Но - справедливости ради - бывает и гораздо хуже: "Варркан", например.

Основной, главный, центральный - и единственный - стилистический приём здесь состоит в сказовой манере изложения: короче говоря, каждый герой говорит свой монолог по-своему, поток сознания, так сказать... Уважаемый приём, но требующий очень высокого мастерства владения языком. И вот тут-то наш автор пасует: его герои хотят говорить по-разному, но сходятся в одной точке уже к четвертой странице. У большей части героев - викинга, князя и его дружинников, у божественного пса и у византийского архистратига - одинаковая манера речи: рубленные, резкие, очень короткие предложения, мысль скачет по ним, как белка (мысь) по веткам. Но запинаясь: "Ха! Если б всё! Как будто бы посол ехал сюда только затем, чтобы заключать союз! Да нет, как бы не так, ибо все клятвы - ложь, все буквы - ложь, и ты прекрасно это знаешь!" (С. 30). Попробуйте прочесть это вслух. Если не подавитесь сочетаниями согласных, я вам позавидую: у меня даже от чтения про себя запершило...

Другие герои - норманнка, император - думают слегка логичнее и говорят не столь лаконично...

Но все - все! и это чрезвычайно утомляет! - не додумывают свои мысли до конца. Т.е.: мысль развивается, поток сознания течет, абзац продолжается, и вдруг, на полуфразе, на одном слове - конец! Многоточие... "В каждой строчке только точки - догадайся, мол, сама..." Выгодная позиция: автор показывает, какой он умный, а если вы, дорогой читатель, тоже умны, догоните, дескать, мысль автора.

Это действительно заставляет думать, когда есть о чем. Но к 250 странице этот способ "втягивания читателя в активное размышление над текстом" столь раздражает, что начинаешь думать о другом: если все мысли и речи в этом романе так незначительны, что их не стоило додумывать и договаривать, был ли смысл писать (и читать) его вообще? Кажется, что каждый персонаж выходит в свою очередь на сцену, начинает роль бодро и громко, но как плохой и нервный актер, постепенно тушуется и, недобормотав свой монолог, пятится за кулисы...

Да бог с ней, со сказовой манерой! Тут из-за проблем с языком неясен пол бога! Вообще-то местный бог Хрт, (помесь Хорса с Перуном, Дажьбогом и всеми остальными) - охотник и муж первой женщины Макьи (Макоши), но его имя ни автор, ни герои не склоняют: "Хальдер поклонялся Хрт и подносил ему дары..." (с. 284). Так что есть два варианта: а) Хрт одновременно и мужчина, и женщина (подносил ему, Хрту, и поклонялся ей, Хрт); б) книга - допускаю, только местами - написана не по-русски, а на языке, в котором нет падежей... Q.E.D. = Что я доказываю.

К 478, последней, странице приходишь к выводу - "Вече" и раньше печатало сомнительные по своим достоинствам книги (чего стоит попавшийся как-то мне в руки восторженный opus magnus о гомосексуальных магических обрядах, для которых были сооружены великие пирамиды Египта), так теперь и фэнтези ещё нашли для себя подходящую... А ведь эта серия осчастливила нашу провинцию еще тремя книгами. "То ли еще будет, ой-ой-ой!"

Г. Смиренская, №29

Joomlart

Сейчас на сайте

Сейчас 3 гостей онлайн

Статистика

Пользователи : 3
Статьи : 306
Просмотры материалов : 483975